Excerpt for Генезис защитных механизмов личности by , available in its entirety at Smashwords





Альберт Налчаджян

Зара Налчаджян

Генезис защитных

механизмов


Albert Nalchajyan

Zara Nalchajyan

Genesis of Defense Mechanisms

Pubnished by Albert Nalchajyan ang Zara Nalchajyan

at Smashwords

Copyright 2018 Albert Nalchajyan and Zara Nalchajyan


Smashwords Edition, License Notes

This ebook is licensed for your personal enjoyment only. This ebook may not be re-sold or given away to other people. If you would like to share this book with another person,please purchase an additional copy for each recipient. If you’re reading this book and did not purchase it, or it was not purchased for your use only, then please return to your favorite ebook retailer and purchase your own copy. Thank you for respecting the hard work of authors.











Содержание

Часть первая

Предпосылки и пути возникновения

защитных механизмов В

Глава 1. Психологические процессы, участвующие

в возникновении защитных механизмов

§1. Что такое психический механизм?

§2. Защитный механизм

§3. Способы приобретения или создания защитных механизмов

§4. Идентификация и имитация как способы приобретения знаний

и защитных механизмов

§5. Два класса адаптивных механизмов: творческие и репродуктивные

§6. Оперантное обусловливание как механизм генезиса и развития

адаптивного поведения личности

§7. «Присвоение» защитно-адаптивных функций

§8. Гетерохронность развития мозговых функций и её учёт в теории

психологической самозащиты

§9. Являются ли защитные механизмы наследственными? (к позиции К.Г.Юнга)


Глава 2. Основные фрустрации детей и их

защитно-адаптивные ответы

§1. Рождение – первый в жизни стресс-фрустратор

§2. Потребность в защитных механизмах: как она возникает?

§3. Возникают ли принципиально новые защитные механизмы?

§4. Функции психической защиты и проблема её генезиса

§5. Разные тревоги и страхи – выбор разных защитных механизмов

§6. Фрустрация потребности в ласке и генезис защитных процессов

§7. Исследования Харлоу как доказательство пагубного влияния

ранних сверхсильных фрустраций

§8. Первые фрустрации и первые защитные реакции

§9. Типичные защитные поведенческие реакции младенцев на воздействие фрустраторов

§10. Предшественники зрелых защитных механизмов в раннем

онтогенезе

§11. Страх перед незнакомыми явлениями и зарождение защитных

действий человека


Глава 3. Основные фрустрации детей и их

защитно-адаптивные ответы

§1. Основные фрустрации дошкольного возраста (новые идеи)

§2. Появление в семье нового ребёнка как фрустратор

§3. Потеря матери и её последствия

§4. Нарушение ролевого взаимодействия как фрустратор

§5. Нарушения эмоциональных отношений в семье и проблема генезиса

защитных механизмов у детей

§6. Некоторые родительские установки и зарождение защитных

механизмов

§7. Замещающие и отвлекающие действия как предшественники

защитных механизмов

§8. Зарождение адаптивных стратегий

§9. Темперамент и спонтанный выбор защитно-адаптивных стратегий

§10. Адаптационные гены и проблема генезиса адаптивных механизмов

(новые идеи)


Глава 4. Основные фрустрации детей и их

защитно-адаптивные ответы (продолжение

§1. Игра, её функции и разновидности

§2. Защитные механизме в играх детей (проблемы)

§3. Возникновение «магических действий» в качестве средств

психической компенсации

§4. Функциональные игры и проблема предпосылок психической регрессии

§5. Адаптивный аспект символических игр (новые концепции)

§6. Теория Пиаже и адаптивные аспекты игр

§7. Ролевые игры детей и проблема предвосхищающей социальной адаптации

§8. Игры с правилами и проблемы адаптации

§9. К проблеме классификации культур

§10. Теория игры Фрейда

§11. Психическая проекция в игровых ситуациях и проблема адаптации

§12. Теория игры Ж.Пиаже и принцип адаптации

§13. Элиминационные игры как процессы защитной адаптации

§14. Игры, сновидения и адаптация


Глава 5. Некоторые вопросы филогенетической

предыстории психологической

§1. О поведении животных

§2. Предыстория психической самозащиты и компенсации

§3. Взаимодействие трёх инстинктов и защитное поведение

§4. Как определить адаптивный характер поведения?

§5. О генетических основах адаптивных механизмов и их комплексов

§6. О наследственных предпосылках защитных механизмов (к психоаналитическому подходу к проблеме)

§7. Импринтинг у детей и его влияние на личность

§8. Генезис альтруизма и проблема психической самозащиты

§9. Психозащитная функция магического мышления


Часть вторая

Самосознание и генезис защитных механизмов

Глава 6. Самосознание и потребность в психологической

самозащите

§1. Наиболее устойчивые подструктуры Я-концепции

§2. Обобщённые самооценки и проблема силы Я

§3. Сила Я и психологическая самозащита (новая концепция сильной личности)

§4. Я-концепция и фрустрация

§5. Комплекс неполноценности и структура самосознания (новая концепция)

§6. Два типа конфликтов внутри Я-концепции и соответствующие

типы психологической самозащиты

§7. Отсутствие контроля над ситуацией – один из главных фрустраторов детей

§8. Переход от стыда к вине – переход от внешнего контроля к внутреннему

§9. Зависимость, тревога и одна из причин генезиса защитных механизмов

§10. Негативизм как агрессивная самозащита

§11. Почему отвергать детей вредно?

§12. Может ли плохой родитель быть хорошим супругом?

§13. Два вида сопряжения ролей


Глава 7. Самосознание и потребность в психологической самозащите (продолжение)

§1. Фрустрация самосознания и его состояния

§2. Я-концепция, избирательность восприятия и генезис защитных механизмов

§3. Самосознание и перцептивная защита

§4. Самосознание, нисходящее социальное сравнение и самозащита

§5. Чувство смущения и проблема генезиса защитных механизмов

§6. Чувство вины, когнитивное развитие и зрелость

§7. Неадекватное самосознание как причина угрозы фрустрации

и предварительной защиты

§8. Эгоизм как защитный комплекс и как механизм защитной адаптации

§9. Угроза Я-концепции, селективность восприятия и проблема эгоизма

§10. Два аспекта неадекватности Я-концепции

§11. Неподтверждение Я-концепции и защита

§12. От стратегии к механизму и обратно

§13. Половые роли и дифференциация форм защитных механизмов


Глава 8. Генезис отдельных защитных механизмов

§1. Генезис вытеснения

§2. Невроз, специфика вытеснения и генезис других защитных механизмов

§3. О генезисе механизма перцептивного контроля

§4. Генезис защитного воображения

§5. Проблема генезиса идентификации

§6. О генезисе атрибуции

§7. Открытие механизма проекции

§8. Генезис новых защитных механизмов после появления «Я» и Я-концепции

§9. Каким образом «Я» выбирает защитный механизм?

§10. Проекция и интроекция как «конструкторы» «Я» и его Я-концепции


Глава 9. Генезис отдельных защитных механизмов

(продолжение)

§1. Два механизма, или же варианты одного механизма?

§2. Самозащита в процессе самохарактеристики (и еще раз о генезисе

атрибуции)

§3. Рождение механизма формирования обратной реакции

§4. О генезисе механизма регрессии

§5. Роль диссонанса и атрибуции в фиксации на определённых видах

поведения (новая концепция психической фиксации)

§6. Генезис рационализации и атрибуции в пользу своей Я-концепции

§7. Генезис компенсаторных механизмов, и о так называемых

компенсаторных неврозах

§8. Генезис и роль интроекции

§9. О генезисе сублимации

§10. Я-концепция среднего возраста, фрустрация и защитная

адаптация личности

§11. Психологическая защита и генезис магического мышления



Глава 10. Генезис рационализации и самосознание

§1. Речь, психо-логика и развитие защитных механизмов

§2. Онтогенез рационализации

§3. Генерация рационализаций как творческий процесс

§4. О возможных трёх типах рационализаций (постановка проблемы)

§5. Рационализации в моральной философии

человека (новая типология рационализации)

§6. Генезис лжи как средства самозащиты и компенсации



Глава 11. Проблема генезиса пгрессии и агрессивности человека

§1. Проблема генезиса агрессивной самозащиты

§2. Формирование агрессивных стратегий и механизмов защитной адаптации

§3. Взаимоотношения между братьями и сёстрами, и агрессивность

§4. Власть родителей, социализация и агрессия

§5. Контроль, личный пример, дисциплинарная стратегия

и агрессивность детей

§6. Символические формы агрессии и их генезис

§7. Зависть и защита против неё


Глава 12. Приобретение защитных механизмов, комплексов защитных стратегий

§1. Приобретение и конфигурации защитных механизмов

(новая концепция)

§2. Способы обучения защитным механизмам

§3. Контрастный ответ как способ защитной адаптации

§4. Игра как особый защитный комплекс

§5. Социальные санкции и формирование адаптивных механизмов,

комплексов и стратегий

§6. К проблеме генезиса конформизма

§7. Трансформация и перенос


Глава 13. Отчуждение, негегативизм и защита

§1. Отчуждение

§2. Фрустрация детей и их дезадаптивные реакции

§3. Беспомощность (изначальная и приобретённая)

§4. Плач, смех и проблема генезиса психических механизмов

§5. Фрустрация, усиление символических страхов и компенсаторная

реакция

§6. Отчуждение и негативизм как защитная реакция

§7. Отчуждение и негативизм как защитная стратегия

§8. Причины развития негативизма

§9. Нечто вроде анти-негативизма (новая проблема)

§10. Психическая защита, неврозы и психозы


Глава 14. Генерация механизма компенсации

§1. О генерации механизма компенсации и о её психо-логике

§2. Власть и компенсация

§3. Устойчивая стратегия компенсации превращается

в потребность и мотив

§4. Приносит ли компенсация полноценного удовольствия?

§5. Инфантильное обобщение недостатка и его последствия

§6. Компенсаторная дерзость и её носители в армии


Глава 15. Несколько вопросов генезиса самозащиты этносов

§1. Архаические защитные механизмы

§2. Психоанализ об архаических защитных механизмах

§3. Новые проблемы

§4. Беспомощность и воспроизведение архаичных защитных механизмов

Глава 16. Дополнительные проблемы генезиса

защитных механизмов в онтогенезе

§1. Адаптивная стратегия, или же копинг-стратегия?

§2. Ситуативный генезис или возбуждение уже существующих в психике

защитных механизмов?

§3. В какой последовательности появляются в онтогенезе основные

защитные стратегии?

§4. Об одном возможном механизме развития аутизма у детей

§5. Генерация симптомов: психологическая самозащита или саморазрушение?

§6. Исследования защитных механизмов после З. и А. Фрейдов

(генетический аспект)


Приложения. Генезис защитных механизмов

у маленькой Анаит

1. Генезис обратной реакции на неудачу

2. Генерация новой психо-логики у маленькой Анулик

3. Пример генезиса механизма атрибуции



Литература

Содержание


Часть первая

Предпосылки и пути возникновения

защитных механизмов

Глава 1. Психологические процессы, участвующие

в возникновении защитных механизмов

§1. Что такое психический механизм?

Прежде чем рассмотреть пути возникновения защитных механизмов, полезно иметь более или менее чёткое представление о том, что надо понимать под понятиями «психический механизм» и «защитный механизм» Причём говоря «психический механизм» или «психологический механизм», мы будем понимать одно и то же.

Можно предложить следующее рабочее определение психического механизма (ПМ): это ряд взаимосвязанных и последовательных психических действий, которые предназначены для получения определённого полезного для индивида результата. Психический механизм – это устойчивая система действий.

Психический механизм может состоять как исключительно из внутрипсихических действий (умственных операций), так и из наблюдаемых компонентов – речевых и двигательных, а также жестов.

Исходя из такого представления можно выделить несколько разновидностей психических механизмов: а) чисто внутренние психические механизмы (ПМ), б) внутренне-внешние ПМ и, наконец: в) теоретически можно себе представить также третий, «чисто поведенческий» тип ПМ, хотя в нормальной психической жизни он наблюдается крайне редко (разве что в таких ритуалах, психологический смысл которых утерян).

Учение и исполнение действий являются, скорее, способами приобретения и закрепления в психике человека психических механизмов. Психическим механизмам и их использованию можно научиться, можно обучать других использованию психических механизмов, но само учение (обучение, научение) и исполнение выученного нельзя считать психологическими механизмами, как полагают некоторые авторы. (См., например: Parsons T. and Shils E. (Eds.), Toward a General Theory of Action. Cambridge: Harvard Univ. Press (Mass.), 1962, p. 255 etc.).

Примером психологического механизма является субституция (замещение) объекта: когда один объект не удовлетворяет какую-либо потребность индивида, он заменяет его другим объектом. Замещаться может также способ решения задач, и, если один способ не приводит к решению, он заменяется индивидом другим методом, который выбирается из множества доступных методов.


§2. Защитный механизм

Защитный механизм – это специфический вид психологического механизма, который имеет одну основную функцию: смягчить или ликвидировать вредные психологические последствия влияния фрустраторов и стрессоров. Современной психологии известно более двадцати защитных механизмов, значительная часть которых впервые была открыта и описана Зигмундом Фрейдом. Первый систематический обзор защитных механизмов дала Анна Фрейд. (См.: Freud A. Das Ich und die Abwehrmechanismen/ London, 1946).

Разновидности, динамику и взаимосвязи защитных механизмов мы подробно описали в двух томах монографии «Фрустрация, психологическая самозащита и характер». В настоящей книге мы исследуем пути и закономерности генезиса этих психологических механизмов в процессе индивидуального психического развития личности, а также, отчасти, в истории этносов. (В этом случае речь идёт о защитных механизмах этносов).

Для того, чтобы составить представление о том, что собой представляет защитный механизм, в качестве примера рассмотрим интроекцию, о которой мы еще не раз будем писать в настоящей книге.

Интроекция, с нашей точки зрения, имеет достаточно сложную структуру. Она состоит из следующих звеньев: 1) восприятие человеком (А) другого индивида (В); 2) выделение у него определённой черты (это акт анализа); 3) сравнение этой личности с собой и обнаружение у себя недостатка (отсутствия) этой черты; 4) психологическое внедрение этой черты в свою структуру, создание представления, будто она уже имеется и в своей личности; 5) выражение мысли о наличии у себя этой черты в определённых речевых суждениях. Весь механизм представляет собой единство названных процессов или актов, общую схему (в статике) и действий, процесса – в динамике.

Появление и работа интроекции чаще всего наблюдаются в отношениях близких людей. Например, жена может приписать себе такую положительную черту, которая хорошо развита у её мужа, а муж, в свою очередь, может приписать себе определённые знания и навыки жены и больше не позаботиться об их личном приобретении. Нетрудно можно видеть, что в механизме интроекции центральное место занимает самоатрибуция психической черты или определённых психических содержаний. Данному акту можно было бы присвоить название “психологического внедрения” в собственную личность.

У человека общая схема механизма интроекции может стать устойчивой частью личности, если она для неё полезна и адаптивна.

Перемещение мыслей и чувств человека по описанным пяти этапам и представляет собой процесс интроекции. Отметим, что под словом «интроекция» следует понимать как процесс, так и итог этого процесса.

В определённом смысле интроекция является как бы обращённым (конвертированным) процессом проекции: если проекция представляет собой процесс приписывания другому какой-либо собственной черты или какого-либо мотива и т.п., то при интроекции личность себе самой приписывает черты и психические содержания другого, вполне определённого человека. Мы полагаем, что процессы интроекции бывают более активными и с более устойчивыми последствиями, когда субъект этого процесса переживает с объектом (другим человеком) положительную психологическую идентификацию.


§3. Способы приобретения или создания

защитных механизмов

Все психические механизмы, кроме наследственных, либо приобретаются путём учения (обучения), либо путём изобретения самой личностью, у которой в результате фрустрации возникает мотив психологической самозащиты. Поэтому, прежде чем перейти к конкретным вопросам генезиса отдельных защитных механизмов, полезно иметь общее представление об этих двух способах – учении и изобретении (творчестве).

Под учением следует понимать процесс приобретения личностью определённых знаний, умений и навыков. В результате учения у человека происходят изменения в уже приобретённых в прошлом знаниях, умениях, навыках и установках. Учение может привести также к изменению в системе ценностей личности и в тех оценках, которые она даёт различным предметам и явлениям. Учение способствует развитию личности.

В принципе все процессы учения можно считать функциональными для личности, поскольку они способствуют её развитию и благополучию. Однако бывают и такие процессы учения, которые способствуют разрушению личности (например, приобретение вредных привычек).

Посредством учения человек приобретает такие механизмы и навыки, с помощью которых решает задачи как внутреннего, так и внешнего характера (например, конфликты различных типов).

Процесс учения невозможен не только без восприятия, но и без процессов памяти и мышления. Учению способствуют дифференциация раздражителей, анализ, синтез, абстрагирование и обобщение. Путём обобщения совершается классификация явлений на основе их общих черт.

Итак, мы видим, что учение и обеспечивающие его познавательные механизмы – восприятие, различение стимулов (их дифференцировка), анализ, синтез, обобщение – являются теми средствами, с помощью которых приобретаются или создаются защитные механизмы. Например, уже рассмотренный нами механизм субституции (замещения) не возник бы без обобщения. Защитные механизмы строятся на основе и с помощью фундаментальных познавательных механизмов и содержат в своих структурах итоги этих познавательных процессов. Познавательные механизмы и способности делают личность гибкой и адаптивной системой.

Результаты учения, в том числе защитные механизмы, становятся устойчивыми орудиями в руках личности особенно в том случае, когда сочетаются с положительными эмоциями.


§4. Идентификация и имитация как способы

приобретения знаний и защитных механизмов

В процессах учения, в том числе в тех, в результате которых приобретаются защитные механизмы, значительную роль играют идентификация и имитация, которые сами тоже могут иметь защитные функции.

А. Идентификация. – При идентификации личности А с личностью В имеет место следующее: А пытается быть таким же, как и В, иметь его черты и интересы, его переживания и ценности.

Данная только что характеристика – это характеристика положительной идентификации. Однако оказывается полезным иметь также представление об отрицательной идентификации (или антиидентификации). Если психологическую логику (психо-логику) положительной идентификации А с В можно выразить в суждении А: «Вот человек, на которого я бы хотел быть похожим» (или нечто другое в этом роде), то психо-логику отрицательной идентификации можно выразить в следующем виде: «Вот каким человеком я бы не хотел быть».

При положительной идентификации индивида А с индивидом В последний становится для А обобщённой моделью для подражания и общей ценностной ориентации.

Б. Имитация. – В целом имитация – это точное подражание и повторение индивидом А поведения индивида В. Но каково отношение имитации с идентификацией?

Мы полагаем, что следует различать два вида подражания (имитации): имитацию без идентификации и имитацию на основе идентификации.

Существование психических механизмов имитации и идентификации, а также процессов их использования (их динамика) показывают нам ту большую роль, которую играют социальные объекты в обучении и развитии личности. Обучение, которое осуществляется с помощью этих психических механизмов, всегда мотивировано, т.е. исходит из потребностных установок личности.

Личность может быть мотивирована на получение от другого специальных умений и знаний без какой-либо когнитивно-эмоциональной привязанности с ним, с его личностью. В таком случае другой человек значим лишь как носитель данного знания или навыка. Тот, кто обучается, интересуется лишь данным узким аспектом обучающего индивида. Это имитация без идентификации, которая играет значительную роль в деле приобретения значительных специфических элементов культуры – специальных знаний, навыков и т.п. Имитация без идентификации не играет существенной роли в приобретении ценностных ориентаций, стандартов вкуса, этических взглядов и вообще философии жизни. Приобретению названных и других психологических аспектов личности способствует идентификация и основанная на ней имитация. При идентификации возникает эмоционально-когнитивная привязанность между двумя личностями. Эта привязанность может быть либо односторонней, либо взаимной. Когда между двумя индивидами в результате идентификации возникает привязанность, тогда для них приобретают значимость установки и личностные черты другого, его отношение к себе, его чувства и образ мышления и т.п. Объектом идентификации становится личность другого (т.е. то, что он есть), а не просто то, что он приобрёл путём научения (т.е. то, что он имеет).

Процесс имитации на основе идентификации – более лёгкий и плодотворный процесс. Но он чреват опасностью потери собственных личностных черт и ценностей. Если идентификация имеет место в раннем детстве, то она полезна для развития личности, в том числе Я-концепции ребёнка. Но когда она продолжает играть существенную роль у взрослого человека, то может привести к разрушению собственной личности.


§5. Два класса адаптивных механизмов:

творческие и репродуктивные

Как защитные, так и, в целом, все адаптивные механизмы личности могут образоваться в её структуре либо вследствие обучения (подражания, обусловливания – павловского или скиннеровского), или же быть результатом индивидуального творческого процесса.

Первый случай мы фактически в общих чертах уже рассмотрели. Во втором случае мы вправе выделить две разновидности адаптивных процессов: 1) Творческий адаптивный процесс: человек оказывается в проблемной ситуации и изобретает новые (для себя) способы и механизмы адаптации. Таковыми могут быть используемые в повседневной жизни индивидуально-неповторимые формы адаптивного поведения, которые определяют стиль жизни человека. В определённом смысле адаптивными являются также итоги научно-технического творчества.

2) Репродуктивный процесс психической адаптации имеет место в том случае, когда изобретённые в процессе индивидуального развития способы и механизмы защитной адаптации используются вновь и вновь; необходимость такой репродуктивной адаптации возникает по той причине, что соответствующие ситуации фрустрации и стресса повторяются. При повторном использовании защитных механизмов возможна их гибкая модификация и приспособление к ситуации, но основная схема механизма сохраняется (иначе он не был бы тем же самым механизмом).

У невротиков репродуктивные формы защитной адаптации могут принимать характер персевераций, что является патологизацией защитного механизма.

Репродуктивные формы защитной адаптации, в результате многократных повторений, приводят к появлению у личности соответствующих черт характера. Так что генезис защитных механизмов тесно связан с генезисом характера личности и является одной из предпосылок и основ характерогенеза.


§6. Оперантное обусловливание как механизм

генезиса и развития адаптивного

поведения личности

Оперантное (скиннеровское) обусловливание, как способ учения животных и людей, играет существенную роль также в процессе приобретения психологических механизмов, в том числе защитных. Оно в общих чертах состоит в том, что человек или животное случайно совершают какое-либо действие, которое оказывается полезным для удовлетворения какой-либо потребности, а, следовательно, и для адаптации. На основе такого положительного результата это действие закрепляется в памяти и может в дальнейшем использоваться для решения сходных задач.

(Мы полагаем, что нет необходимости подробно изложить эксперименты Скиннера и принципы оперантного обусловливания. Правда, предстоит описать процессы приобретения социальных навыков, защитных механизмов и стратегий с помощью этого способа научения).


§7. «Присвоение» защитно-адаптивных функций

Не все психические механизмы, процессы и формы поведения с самого начала постнатального онтогенеза возникают с защитно-адаптивными функциями. Это же самое относится и ко многим таким действиям, которые человек приобретает путём учения.

Однако в процессе дальнейшей жизни эти психологические приобретения могут получить (приобретать) адаптивные, в том числе защитные, функции, если человек оказывается в таких ситуациях, в которых его адаптация и защита осуществляются с помощью этих форм поведения. Как только с их помощью индивид достигает адаптированности, они приобретают адаптивную функцию и в дальнейшем долгое время могут её не терять.

Такое «присвоение» адаптивных функций прежде неадаптивными или нейтральными действиями, знаниями и психическими механизмами возможно, например, в том случае, когда с их помощью осуществляется компенсация функций повреждённых психических способностей и структур. Это может иметь место, например, при нарушении работы памяти или мышления. (Это новая концепция, которая должна быть проверена эмпирическими методами).


§8. Гетерохронность развития мозговых функций

и её учёт в теории психологической самозащиты

Гетерохронность, т.е. разновременность развития различных функций мозга – это открытая современной наукой закономерность. Она означает, что каждая функция мозга имеет своё строго определённое начало, ход и «момент» завершения развития. Создаётся впечатление, что существуют специфические биологические часы, ходу которых подчиняется развитие мозговых функций.

Речь идёт о следующих функциях: 1) Память, т.е. функция запоминания, сохранения и воспроизведения информации (знаний); 2) Функция мышления, т.е. способности решения задач. (В частности, развитие логического мышления, функция абстрактного мышления, способности обобщения; 3) Лингвистические способности: а) устная речь; б) письменная речь; в) неспособность усвоить простые правила грамматики (многие дети и даже взрослые говорят и пишут с грамматическими ошибками). – У них речевые функции мозга остались на незрелом уровне. Это может быть следствием стрессов и фрустраций.

Самокомпенсация малых нарушений функций мозга. – Иногда некоторые нарушения мозговых функций сами собой приходят в норму. (См. об этом в трудах детского невропатолога Л.О.Бадаляна). Например, младший школьник никак не может говорить грамматически правильно, но с возрастом это проходит. Но как?

Компенсация слабости умственных способностей. – а) Компенсация трудом и трудолюбием (это полезный путь); б) компенсация стремлением к высоким статусам в обществе, в том числе в науке (это уже очень плохо!).

Психологическая акселерация и фрустрация. – Наряду с физической (анатомо-физиологической) акселерацией у современных детей, подростков и юношей наблюдается также психофизиологическая и психологическая акселерация. Это главным образом означает опережающее развитие интеллектуальной сферы психической активности человека с одновременным отставанием эмоциональной сферы и способности к эмпатии (сопереживанию). Нередко отстаёт также развитие эстетических способностей.

Однако возникает следующий вопрос: почему акселерации подвергается только развитие интеллектуальной сферы (память: у детей и подростков много знаний; мышления: иногда подростки и юноши бывают способны решать сложные задачи, легко осваивают компьютер и т.п.), а остальные сферы психики развиваются в замедленном темпе и долгое время, если не до конца, остаются незрелыми? Является ли такая гетерохронность только следствием того, что в школах учеников заставляют запоминать много знаний и решать много задач, а развитием этических и эстетических аспектов их личности мало занимаются?


§9. Являются ли защитные механизмы

наследственными? (к позиции К.Г.Юнга)

Относительно происхождения защитных механизмов личности я придерживаюсь той точки зрения, что, хотя они и имеют наследственные, бессознательные предпосылки, все же их генезис и формирование в качестве форм мысли и поведения, в основном происходит в процессе постнатального онтогенетического развития, по мере того, как ребёнок встречается с фрустраторами и другими препятствиями, и пытается преодолеть их.

Однако следует иметь в виду, что существует и другая точка зрения. Например, Карл Юнг считал, что защитные механизмы бессознательны, что они с самого начала даны в бессознательном. Это один из тех «пунктов», в которых его взгляды сильно отличались от взглядов З. Фрейда. Последний считал, что защитные механизмы развиваются как средства защиты «Я» (Эго). В этом вопросе авторы настоящих строк тоже в основном придерживаются сходной с фрейдовской точке зрения, но только с уточнением: вполне возможно, что какие-то общие психо-логические схемы основных защитных механизмов даны человеку наследственно, в виде межнейронных связей или как-то иначе. Более сложные защитные механизмы, их комплексы и стратегии, образуются в процессе возрастного развития личности.

То обстоятельство, что многие из этих механизмов «изобретаются» индивидом самостоятельно, является косвенным свидетельством того, что их структуры в какой-то мере могут быть наследственными. Если это предположение подтвердится, оно станет еще одним аргументом в пользу нашей точки зрения о богатстве и сложности наследственного бессознательного человека. (См.: Налчаджян А. А. Психика, сознание, самосознание. Ереван: Авторское издание, 2011).

Кроме того, поскольку бессознательное и, отчасти, также подсознательное у сформированной личности становятся в определённой мере автономными, то ряд защитных механизмов и комплексов могут формироваться полностью независимо от сознания, на подсознательно-бессознательном уровне. Личность о них может ничего не знать до тех пор, пока они не проявят себя в таких проблемных ситуациях, в которых их использование уместно и адаптивно. Личность, в принципе, может ничего не знать о многих новообразованиях своей психики, таких, которые генерировались как результаты исключительно подсознательных динамических механизмов и содержаний.

Можно предположить, что именно это имел в виду К.Г.Юнг, когда утверждал, что не личность проецирует, а ей проецируется (т.е. проекция имеет место помимо её воли). То же самое – относительно остальных защитных механизмов.





Глава 2. Основные фрустрации детей и их

защитно-адаптивные ответы

Поскольку защитные механизмы необходимы человеку для защиты от воздействия фрустраторов и психологических стрессоров, то важно знать те фрустрации, которым подвергаются дети сразу же после рождения и в последующей жизни. Если такие фрустрации имеются, то неизбежно также появление защитной мотивации и генезис или приобретение защитных механизмов. Поэтому мы и рассматриваем основные фрустрации ранних лет жизни человеческих индивидов. Следует отметить, что в научной литературе уже накоплен значительный объем знаний о ранних фрустрациях детей. Наша задача состоит в том, чтобы проанализировать этот материал и попытаться раскрыть первые зачатки защитных механизмов и процессов их использования.


§1. Рождение – первый в жизни

стресс-фрустратор

Идея о травме рождения – не новая идея, она принадлежит Альфреду Адлеру. Но эта идея в настоящее время, по-видимому, получает новое эмпирическое подкрепление. Есть предположение, согласно которому импринтинг «образа» матери у ребёнка имеет место еще до рождения: плод, особенно начиная с 5 – го месяца внутриутробного развития, слышит звуки сердцебиений матери, ощущает тесный телесный контакт с матерью. Поэтому, когда после рождения ребёнка мать обнимает его, то эти ощущения (звуки сердца и телесный контакт) повторяются, и ребёнок переживает эмоциональное состояние безопасности, психического комфорта. Но сам «момент» рождения, как акт отделения от матери и потеря состояния безопасности, является ситуацией сильной фрустрации, психотравмирующей ситуацией. Чем позже после рождения дают ребёнка на руки матери, тем длительнее эта фрустрация. (См.: Раншбург Й., Поппер П. Секреты личности. М.: «Педагогика», 1983. с. 16 – 17).

Травмирующее воздействие отделения ребёнка от матери обусловлено еще и тем, что у ребёнка должен осуществляться первичный импринтинг, он в этом отношении находится в сенситивном периоде, но долгой разлукой (до 24 часов) его лишают возможности осуществления этого важнейшего и первичного социально-психологического акта. На основе осмысления результатов интересных экспериментов исследователи пришли к выводу, что «… в формировании материнского чувства также существует определённый критический период, и первые 24 часа после рождения ребёнка являются его очень важной частью. Таким образом, если мать не получает ребёнка сразу после родов, в этом случае материнству как особой форме поведения наносится некоторый ущерб». (См.: Раншбург Й., Поппер П., указ. соч., с. 16 – 17). В этом случае наблюдаются некоторые нарушения генетически обусловленных форм материнского поведения, в связи «мать – ребёнок» (в первичной социальной связи ребёнка) появляются нежелательные для его социализации и здоровой адаптации элементы.

При психологическом осмыслении «травмы рождения» следует иметь в виду следующий факт: «уже первый крик младенца, родившегося естественным путём, отличается от плача ребёнка, извлечённого на свет при помощи кесарева сечения». (Раншбург Й., Поппер П., указ. соч., с. 25; см. также: Adler A. Практика и теория индивидуальной психологии. Санкт-Петербург: «Питер», 2003: Крайг Г. Психология развития. Санкт-Петербург, Москва, 2001).

Итак, пониманию истоков адаптивных форм поведения и механизмов адаптации способствует концепция А. Адлера о психическом развитии ребёнка. Адлер считал, что после рождения ребёнок чувствует свою слабость и подчинённое положение, свою полную зависимость от родителей. В результате этого у него появляется и все более нарастает желание быть таким же сильным, как свои родители, и подчинить себе других людей. Стремление к превосходству и желание как можно скорее стать взрослым и свободным от опеки родителей и других взрослых, протест против их власти, являются двумя главными мотивами поведения ребёнка. Мы считаем, что эти мотивы являются такими, которые могут способствовать генезису защитных механизмов.

Таким образом, фрустрация, чувство неполноценности и стремление к превосходству над другими, с самого начала онтогенеза сочетаясь в психике ребёнка, оказывают глубокое влияние на развитие её личности. Стремление к независимости и превосходству является компенсирующим, защитно-адаптивным мотивом, который, по нашему мнению, может реализоваться с помощью целого ряда частных защитных и других психологических механизмов.

Среди адаптивных реакций первых лет жизни ребёнка преобладающее место занимает агрессия в различных её модификациях. Поэтому предстоит исследовать и интерпретировать те способы и механизмы, с помощью которых личность осуществляет компенсацию и сверхкомпенсацию.


§2. Потребность в защитных механизмах:

как она возникает?

1) Общая идея: потребность в психологической защите и, разумеется, в тех механизмах, с помощью которых она может быть обеспечена, у ребёнка возникает каждый раз, когда он переживает фрустрацию, т.е. либо теряет что-то полезное и ценное (это депривация), либо не может достать или получить что-то полезное и привлекательное, которое необходимо для удовлетворения его потребностей (Это уже привация). Начиная с определённого возраста желательные предметы и состояния становятся для детей осознанными целями, а достижение цели – успехом, победой. Но бывают случаи полууспехов – полунеуспехов, случаи неудачи и т. п., которые также фрустрируют детей.

Эта общая идея может стать исходной для выделения всех тех проблемных ситуаций, которые, возникая на жизненном пути детей, вызывают у них фрустрацию и потребность в психологической самозащите. Но эту общую идею следует дополнять еще одной идеей, а именно, следующей: как это нередко бывает со взрослыми, дети тоже могут чувствовать себя фрустрированными в то время как реальной фрустрации у них нет. Такая воображаемая фрустрация переживается детьми по той причине, что уже в годы детства у них возникает и начинает действовать один из мощных механизмов психической жизни человеческих существ – атрибуция. Ребёнок может воспринимать внешние факторы в качестве фрустраторов (какими они на самом деле могут и не быть), а себе приписать состояние фрустрированности, что может переживаться как чувство обиды.

2) Во многих случаях дети оказываются в субъективно переживаемом состоянии фрустрации (фрустрированности) по той причине, что у них рано начинает работать один из важнейших социально-психологических механизмов – механизм социального сравнения. Это такой же вездесущий и мощный по своему воздействию на людей механизм, как и атрибуция (приписывание). Когда субъект сравнивает себя или свои достижения с личностью и достижениями другого человека, и если такое сравнения даёт ему неблагоприятные и неприятные результаты, у него возникают почти все характерные особенности фрустрированности: чувство ущемленности, обиды, враждебности и зависти. Это сложные чувства, и для адекватного понимания психической жизни детей, в определённой степени также взрослых, мы должны иметь соответствующие психологические концепции этих чувств. (Причём нетрудно заметить, что даже в научных трудах эти чувства, их названия, используются так, как будто они являются вполне понятными явлениями. Но это, конечно, обманчивое впечатление).

3) Итак, одним из социально-психологических механизмов, которые участвуют в генезисе защитных механизмов, является сравнение вообще, и социальное сравнение – в частности (и в особенности). Ребёнок сравнивает собственные достижения (успех, победы, способности и т. д.) с соответствующими достижениями и качествами других детей, и, если результат сравнения оказывается не в его пользу, переживает привацию и фрустрацию. Фрустрация же, в которой важное место занимают чувства тревоги, обиды и зависти, вызывает в психике ребёнка мотив психологической самозащиты. Как мы уже сказали, фрустрация, её параметры и содержания, могут быть не просто субъектными (это всегда так), но также субъективными, т.е. искажёнными. В появлении искажений ведущую роль играют разные виды атрибуции – как аутоатрибуции (или гетероатрибуции), так и автоатрибуции.

4) Психоаналитики сделали попытку объяснить, чем вызван первоначальный генезис защитных механизмов у младенцев, и выдвинули ряд перспективных идей. Они утверждают, что появление каждого защитного механизма связано с определённым активным влечением. Непосредственным стимулом возникновения (генезиса) защитных механизмов являются, по их мнению, те тревоги и страхи, которые появляются в раннем детстве. Речь у психоаналитиков идёт, в первую очередь, об архаических травмах и страхах, которые появляются у всех детей и принимают формы различных фобий: страха темноты, одиночества, привидений и других реальных или воображаемых явлений. (См.: Куттер П. Современный психоанализ. Москва, 1997). В литературе указывается также на то, что у детей вызывают страх и тревогу такие ситуации, как страх перед разлукой с матерью, необходимость проявления самостоятельности, одиночество; страх перед смертью близких людей в результате нападения злых сил, в результате заболевания. Вызывает тревогу необходимость подчинения другому лицу и нахождения под угрозой наказания. Тревога и страх переживается детьми также в связи с изменением привычных условий жизни, присутствие незнакомых людей. (См.: Bowlby J. Attachment and Loss. Volume 1-3. Second Edition. Basic Books: A Division of Harper-Collins Publishers. 1982).

5) Установлено также, что на каждом этапе жизненного пути, в процессе возрастного развития, появляются специальные специфические страхи и тревоги, а некоторые из прежних чувств исчезают либо слабеют. Их описание желательно, поскольку они подсказывают исследователю, появлению каких защитных механизмов можно ждать на каждом этапе психической жизни личности.

Исследование всех этих явлений необходимо для понимания причин, условий и закономерностей генезиса психологических защитных механизмов человека.

6) В начале жизни психологическая самозащита младенца выражается в автоматизированных двигательных реакциях: зажмуривании век, автоматическом отдёргивании руки от горячих предметов; в криках; в движениях туловища и головы. Несколько таких движений могут объединиться и образовать комплексы. Мы думаем, что им соответствуют внутренние психические процессы, хотя бы простые образы и эмоции.

7) Улыбка как механизм психологической защиты. – Улыбка ребёнка оказывает смягчающее влияние на агрессивность людей. Когда ребёнок улыбается тем, кто к нему подходит, вызывает в них симпатию и готовность оказать помощь.

8) В начале жизни ребёнок защищает себя с помощью других людей, - родителей и других родственников - в первую очередь. Так, когда ребёнок плачет, поскольку боится чего-то, то сам плач не устраняет опасность, голод, холод, возможное нападение животных и т. п. Но на его крик откликаются другие люди и оказывают ему помощь, защищают от опасности.

9) Однако для психологии самым интересным является следующий вопрос: как происходит переход от этих простых, автоматических и прирождённых реакций к более сложным и специфическим защитным механизмам? Это важная и еще нерешённая задача. Конечно, нетрудно понять, что в процессе генезиса подлинных защитных механизмов играет роль обучение, но разве родители и другие взрослые обучают детей именно и специфически защитным механизмам? Вряд ли. И все-таки, как защитные реакции, так и внутренние защитные процессы закономерно возникают и функционируют. Ребёнок оказывает сопротивление нежелательным действиям и требованиям других людей, протестуют, имитируют действиям взрослых членов общества, их речи. Возможно, что уже к концу первого года жизни у них начинаются внутренние процесс самозащиты – процессы замещения, проецирования, отрицания и другие. Мы полагаем, что простые формы атрибуции также не исключены.

10) Все вышеизложенное позволяет прийти к следующему выводу: поскольку в первые месяцы и даже в первые годы жизни ребёнок в основном реагирует на различные фрустраторы, то можно прийти к выводу, что у него одними из первых формируются именно защитные механизмы. Человек начинает свою жизнь на Земле с организации своей психологической и физической самозащиты. Эту тенденцию можно назвать стремлением «к свободе от» разных факторов, путём обеспечения независимости от этих факторов. Не столько само познание интересует ребёнка, сколько самозащита с помощью познания. Самозащита с помощью соответствующих механизмов, в свою очередь. используется ребёнком для обеспечения себя пищей, отдыхом и безопасностью.

11) Известно, что рождение второго ребёнка в семье является для первенца фрустратором, и у него замечается психическая регрессия. Но возникает ли этот защитный механизм впервые в этой новой социально-психологической ситуации, или же он возникает раньше? Нет ли каких-то психологических предпосылок регрессии, которые возникают до наступления данного события? Возможно, что имеется несколько таких предпосылок, которые в этой новой ситуации объединяются и образуют единый механизм – регрессию. Если так, то перед нами уже не воспроизведение автоматизма, а подлинный процесс генезиса такого важного защитного механизма, каким является психическая регрессия.

§3. Возникают ли принципиально новые

защитные механизмы?

1) Этносы и общества меняются – развиваются, деградируют, регрессируют, бесследно исчезают. Ясно, что некоторые защитные механизмы существовали и в древние времена: возникая еще во времена полудикого существования людей, они сохранились до сих пор. Нет сомнения, что в ходе истории человечества и отдельных народов возникали многие защитные механизмы. Но возникают ли новые защитные механизмы в наше время?

2) Ответ в принципе должен быть положительным, хотя в дальнейшем нужны будут доказательства. Но мы думаем (это наша гипотеза), что основные защитные механизмы возникли давно, и в дальнейшем, чаще всего, возникали их различные варианты. Это в первую очередь касается таких механизмов, как защитная агрессия, рационализация, проекция и атрибуция (я думаю, что проекция, как специфический вид атрибуции, возникает позже, на основе развитого самосознания), интроекция (для того, чтобы приписать себе самому качества других, у человека должна уже существовать чёткое осознание своего «Я» и его отличие от других – от «он», «они».

3) Поскольку разные этносы даже в наше время, в первые десятилетия XXI века, находятся на различных уровнях психического развития, у них наборы предпочитаемых защитных механизмов неизбежно будут иметь различия. Существование таких различий обусловлено: а) особенностями тех природных условий, в которых возникли и живут разные народы; б) особенностями их этногенеза; в) особенностями их истории и культуры; г) особенностями политического строя и уровня этнической истории; д) тем, на какие основные вызовы приходилось отвечать разным народам в ходе их истории, и т. д.

Для того, чтобы проверить все эти предположения и гипотезы, необходимо проводить сравнительные этнопсихологические, культурологические и психолингвистические исследования.

4) Для выяснения вопроса о том, каким образом исторически меняется набор механизмов и стратегий психологической защиты, необходимо сравнительным методом исследовать культуры этих народов в различные эпохи их исторического развития. Более конкретно вопрос можно сформулировать следующим образом: а) предстоит выяснить, какие существовали защитные механизмы и как они отражались в культуре данного народа, например, в V-VI веках нашей эры; б) выяснить, присутствуют ли они в культуре этого же народа в XXXXI вв., и какие механизмы возникли за этот промежуток времени у двух народов.


§4. Функции психической защиты

и проблема её генезиса

Для понимания того, почему в ходе развития личности возникают защитные механизмы и стратегии, необходимо знать их основные функции в жизни человека как в обычных условиях жизни, так и в ситуациях конфликтов и кризисов.

Исходя из всего уже достигнутого опыта исследования психологической защиты можно указать на следующие функции (или функциональные цели) психологической защиты:

а) Смягчение тревоги, страха и других отрицательных чувств и достижение нормальной жизнедеятельности без изменения основных целей. Когда человек занят своей основной деятельностью, заботами повседневной жизни, но появляются новые фрустраторы, которые вызывают у него тревогу и отвлекают его внимание, активизируются его защитные механизмы (вытеснение и подавление, агрессия, рационализация и др.), которые помогают изолировать, сделать психологически нейтральными эти фрустраторы, и дают возможность человеку продолжать свою целенаправленную деятельность. Все это – в пределах нормы

б) Вторая функциональная цель защитных механизмов проявляется тогда, когда внешний мир или сам индивид предъявляют к нему такие повышенные требования, для удовлетворения которых у него нет сил и возможностей. Например, у человека могут образоваться такие высокие притязания, реализация которых невозможна, и возникает потребность в психологической самозащите. Используя защитные механизмы, человек, который оказался в такой ситуации, либо вовсе отказывается от своих притязаний, либо снижает их уровни, либо, наконец, сохраняя их, отказывается от их реализации, накапливает новые знания и средства. Эти три стратегии используются и в том случае, когда исходящие от внешнего мира требования превышают нынешние возможности человека. По нашему мнению, данные стратегии используются человеком при нормальной психической активности.

в) Третья функциональная цель психологической защиты – искажение образа реальности, создание иллюзорного образа мира, системы субъективных представлений, и все это – для обеспечения личного психологического комфорта. Это уже невротическое решение человеком своих проблем. Я думаю, что в этом случае защитные механизмы приобретают патологические черты – они становятся чрезмерно интенсивными, негибкими, персеверативными. Человек, благодаря их работе, живёт в иллюзорном мире. Воображаемое субъект считает реальностью. У него развивается также искажённая самоконцепция; например, не имея реальных достижений, человек воображает себя талантливым или даже гениальным.

Это уже жизнь в промежутке между неврозом и психозом. Если невроз – это пограничное состояние между нормой и патологией, то на данном уровне использования психологической защиты человек оказывается между умеренным (неврозы) и тяжёлым (психозы) патологическими состояниями.

г) Подлинно патологическая самозащита – это уже функциональная цель системы патологических защитных механизмов, их комплексов и стратегий. Глубокий невроз и психоз – свидетельства полной дезадаптации социального поведения, бред и т. д.

Генезис и развитие защитных механизмов зависит от внешних и внутренних вызовов, от воздействия на человека фрустраторов.

Ситуации невозможности и генезис психологической защитной мотивации. – Ситуациями невозможности называют, по существу, такие кризисные ситуации, в которых у человека не имеются способы и навыки разрешения проблемной ситуации, острого конфликта, в условиях которой, по существу, уже невозможно жить. Необходимо иметь типологию таких кризисных проблемных ситуаций. Предварительно можно отметить существование (встречаемость) следующих типов:

а) внутренние кризисные психические ситуации личности;

б) внешние кризисные ситуации личности, которые возникают во взаимных отношениях с другими лицами и социальными группами.

в) кризисы в отношениях социальных групп (например, между двумя семьями);

г) межэтнические и внутриэтнические кризисы.

Возможна и необходима типология кризисных ситуаций, выделяемых по более существенным психологическим критериям, например, когда из-за невозможности удовлетворения каких-то потребностей, или из-за невозможности достижения каких-то целей, возникают конфликты и кризисы.

6) Третья группа – такие кризисные конфликты, которые возникают по той причине, что к человеку или группе предъявляются неимоверные требования и ожидания, такие, которые он неспособен реализовать.

7) Четвертая группа – кризисы, возникающие из-за непомерности притязаний самой личности.

7) Возникает вопрос: являются ли кризисные ситуации «невозможности» действительно таковыми, т. е. «невозможными»? И как действует в них человек?

А. Я думаю, что необходимо вывести два класса таких ситуаций, а именно:

а) реально невозможные;

б) субъективно оцениваемые как «невозможные».

Б. Когда кризисные ситуации реально неразрешимы, когда их невозможно разрешить, субъект, понимая это, выдвигает перед собой другие цели; либо погибает (например, в плену, из-за неизлечимой болезни и т. п.).

Когда же ситуация лишь субъективно оценивается как неразрешимая, то это – результат работы защитных механизмов и различных иллюзий, неправильного мышления и восприятие реальности. В таких ситуациях полезными могут быть советы других лиц, пересмотр самым субъектом возникшей ситуации и т. п. Когда у субъекта формируется более реалистическая картина мира (ситуации), облегчается поиск путей и средств её преодоления.


§5. Разные тревоги и страхи – выбор

разных защитных механизмов

То, что тревоги и страхи мотивируют психологическую защиту человека, в том числе детей, уже не нуждается в дополнительном обосновании. Теперь пора идти дальше и конкретизировать, углублять наше знание взаимодействий этих чувств и защитных механизмов. Для этого потребуются новые идеи.

Можно предложить следующую гипотезу: а) тревоги и страхи бывают разные; б) при различных тревогах и страхах для осуществления защиты субъектом выбираются разные защитные механизмы; в) мы предполагаем, что между выбираемыми защитными механизмами и их динамикой, должны наблюдаться также процессуальные различия.

Самую простую классификацию тревог и страхов можно создать исходя из того, какие факторы вызывают эти чувства. Психологические исследования выявили целый ряд так называемых «детских страхов», хотя большинство из них – тревоги, а не страхи в собственном смысле слова. (Это различие мы считаем важным, и его учёт в исследованиях должен быть последовательным).

Можно выделить следующие виды тревог и страхов:

а) тревога и страх перед высотой;

б) страх перед зверьми и другими агрессивными животными;

в) страхи, возникающие в сновидениях – перед образами покойников, зверей, перед высотой, огнём и другими опасными объектами, и явлениями;

г) тревоги и страхи перед призраками; причём дети в таких случаях могут описать свои чувства как ужас.

Переживание таких тревог и страхов, которые проецированы на будущее; такие переживания – это выражения ожидания опасности или переживание актуальной опасности, которая появилась «здесь и сейчас»; Например, таковы те чувства, которые переживает человек, когда внезапно замечает, что прямо на него стремительно идёт автомобиль.

Именно ожидание опасности, как познавательный аспект и основа тревоги, вызывает у человека активность защитных механизмов и стратегий. Как показал один из авторов настоящей книги в своей концепции ожидания, в таком психическом состоянии (ожидание есть именно специфическое психическое состояние) важную роль играет вероятностный прогноз того, что может случиться в ближайшем или далёком будущем.

О разнообразии детских тревог и страхов некоторое представление можно составить на основе литературных данных. (См., например, на странице 189 книги Никольской и Грановской, которую мы уже неоднократно упомянули на страницах настоящего исследования).

Психологическими последствиями переживания детьми страхов и тревог являются агрессия, бегство, психосоматические реакции и др. Но еще более важно открытие остальных, более тонких механизмов психологической защиты детей, которые возникают и активируются под влиянием их тревог и страхов. Именно под влиянием таких детских переживаний могут впервые генерироваться у них защитные механизмы.

Проблему детских тревог и страхов, а также их психологических и психосоматических последствий, необходимо исследовать досконально. Здесь мы высказали несколько новых идей, которые, как мы надеемся, могут способствовать успеху такой работы.

§6. Фрустрация потребности в ласке

и генезис защитных процессов

Специалисты по детской психологии, а также педиатры, в своих трудах описывают ряд форм активности детей, которые появляются в течение первого года постнатального онтогенеза, и которые, по их мнению, обусловлены, между прочим, тем, что дети ощущают недостаток в ласке. (См.: Спок Б. Ребёнок и уход за ним. 2-е изд., М.: «Медицина», 1971, с. 151-152).


Purchase this book or download sample versions for your ebook reader.
(Pages 1-51 show above.)